Звоните в любое время!
8 (495) 627-79-79
Круглосуточный телефон в Москве и МО
Новости

Здания, которые звучат как музыка

Человечество давно заметило, что архитектура и музыка взаимосвязаны. О тонкой, таинственной, почти мистической взаимосвязи архитектуры и музыки впервые высказался Гёте в своем «Фаусте»: «Звучит триглиф, звучат колонны, свод, и дивный храм как будто весь поет».

 

Автор статьи: Пуговка


Вероятно, еще  до Гёте многие замечали эту взаимосвязь, и вольно или невольно стремились ей соответствовать, возводя то или иное здание. Просто поэт первым облек эту особенность в стихотворные, похожие на афоризм, строки. В настоящей статье мы поговорим о том, чем именно похожи архитектура и музыка, как музыка перетекает в архитектуру и наоборот.

Выражаясь просто…


Попробуем сказать о взаимосвязи и архитектурной музыке просто, без труднопонимаемых музыкальных и архитектурных терминов. Вот, предположим, архитектор построил, а дизайнер оборудовал ресторан. Скажите, будет ли уместна в ресторане симфоническая музыка? Разумеется, нет, и, в первую очередь, не из-за посетителей заведения, а по причине архитектурно-дизайнерских особенностей самого ресторана. Классика в таком здании, что называется, «не зазвучит».


А вот, допустим, джаз — зазвучит вполне.


Или — поп- и рок-мотивы: они также органично сольются с архитектурными особенностями и интерьером ресторана.


Еще пример — из нашей российской классики. Уместна ли будет игра на фортепьяно в придорожном трактире? Разумеется, нет. А вот игра на гармони там — «самое то». И, опять же, дело не в эстетических запросах посетителей, а по причине интерьера придорожного трактира. Трактир как раз и создан для игры на гармошке.


А вот, скажем, в дворянском салоне гармоника будет звучать дико. Зато фортепианная музыка зазвучит замечательно — в первую очередь, благодаря тому, что этот зал был выстроен именно для того, чтобы в нем играли на фортепьяно, а не на гармошке.


То же самое можно сказать и о современных залах. Одни — задуманы и воплощены архитекторами для того, чтобы в них играли симфонические оркестры и ставились оперы.


Другие залы — для того, чтобы там игрался, к примеру, тяжелый рок.

Первое здание в плане своих архитектурных особенностей будет существенно отличаться от второго здания. Это и есть взаимное сочетание архитектуры и музыки.

Вслед за Гёте…


Собственно, о том же, следом за Гёте, то есть, о влиянии музыки на архитектуру и наоборот, стали говорить многие: и писатели, и музыканты, и архитекторы. Еще в 1877 году английский историк и теоретик искусства Уолтер Патер (Walter Pater) отметил: «Все искусство стремится к тому, чтобы стать музыкой. И архитектура не является исключением. Построенная на ритмах и гармонии, она состоит из эквивалентных аккордам элементов: аркада, колонны, галереи и прочее. Все это — музыка, воплощенная в архитектуре».

Современный американский музыкант Дэвид Бирн (David Byrne), прошедший путь от ресторанного «лабуха» до великого музыканта, в конце 20 века выпустил книгу «Как действует музыка». Основная мысль книги — это то, как музыка может меняться в угоду тому или иному пространству.

Скажем, в знаменитом Карнеги-холл, по мнению Бирна, ритмичная музыка звучать не будет, а вот музыка текстурная — зазвучит. Потому что — такова архитектура Карнеги-холл: она «подогнана» именно под текстурную музыку.


А вот, допустим, джаз (по мнению Дэвида Бирна) замечательно звучит в небольших помещениях, но «потеряется» в том же Карнеги-холл.

Развили мысль Гёте и многие писатели. Вот лишь один пример из творчества знаменитого американского писателя-фантаста Рея Брэдбери (Ray Bradbury) в рассказе «Разговор оплачен заранее». В этом рассказе человек, оставшись один на Марсе, злобно и цинично уничтожает древнюю  марсианскую архитектуру.

«…Он поднял винтовку, прицелился и выстрелил — и с первого выстрела рассыпалась башня — изящная и стройная, как совершенная, изумительная симфония».

Некоторые образцы «застывшей музыки»

Зданий, которые напоминают «застывшую музыку», в современном мире множество. Расскажем лишь о некоторых из них.

Концертный зал в Астане


Концертный зал в Астане (Казахстан), построенный по проекту итальянского архитектора Манфреди Николетти (Manfredi Nicoletti). Если смотреть на это здание сбоку, то оно может показаться несколько резким и даже грубым.


А вот если посмотреть сверху, то оно напоминает раковину моллюска — древнего духового музыкального инструмента.

Музей музыки в Сиэтле

Музей музыки в Сиэтле (США), построенный по проекту Фрэнка о Гери (Frank o Gehry), «звучит» голосами пианино, саксофона и ударных. И это вполне объяснимо. Каждая часть музея спроектирована таким образом, чтобы она напоминала тот или иной музыкальный инструмент. Причем, инструменты могут «меняться» местами в зависимости от того, какое место в это самое время занимает посетитель музея.


Свою собственную музыку «играет» и облицовка здания, сделанная из разноцветной нержавеющей стали.

Благодаря специальному обустройству здания, внутри него особенная акустика, что делает здание музыкальным не только визуально, но и в плане слышимости.

Концертный зал Уолта Диснея


Концертный зал имени Уолта Диснея, Лос-Анджелес (США). Архитектор этого сооружения тот же — Фрэнк о Гери. Музыкальность этому зданию придает, во-первых, его нетипичная, вопреки всех архитектурным канонам, форма.


А во-вторых, орган, не похожий по форме ни на какие другие аналоги. Именно две эти особенности — форма здания и орган — превращают зал в «застывшую музыку», дополняет которую настоящая музыка органа, которая так же необычна, как и внешний вид музыкального инструмента.

Дворец каталонской музыки в Барселоне


Дворец каталонской музыки, Барселона (Испания) — это единственный в Европе концертный зал, освещаемый естественным светом, который попадает в помещение сквозь разноцветные витражи.


Фасад здания украшен бюстами знаменитых композиторов: Бетховена, Баха, Вагнера.

А еще — валькириями из оперы Вагнера «Полет валькирий». По замыслу, все здание должно звучать, как музыка Вагнера: без излишней пышности, но вместе с тем гармонично и чувственно. Оно так и звучит.

Павильон «Электронная поэма» в Брюсселе

Павильон «Электронная поэма» для фирмы Philips. Этот павильон находится в Брюсселе (Бельгия). Спроектирован он в 1958 году двумя архитекторами: Ле Корбюзье (Le Corbusier) и Янисом Ксенакисом (Janis Хenakis).

Причем, Янис Ксенакис был не только архитектором, но и композитором. А еще — теоретиком, разрабатывающим влияние музыки на архитектурную форму зданий. Поэтому вполне логично, что при проектировании павильона были использованы мотивы самого известного музыкального произведения Ксенакиса — симфонии «Метастазис». Вот как об этом писали газеты того времени: «Симфония начинается знаменитым глиссандо — медленно поднимающимся звуком струнных. Достаточно взглянуть на павильон, чтобы уловить сходство в музыкальной форме и форме здания».


Многие архитекторы, музыканты, писатели и другие творческие личности утверждают, что в любом, даже самом неказистом здании в той или иной мере заключена музыка. Надо лишь внимательно прислушаться и вчувствоваться… Давайте послушаем наши здания — в которых мы живем, учимся, работаем, мимо которых проходим…


Если вам понравилась статья, ставьте лайк! И не забудьте подписаться на наш канал на Дзене!

Поделитесь этим:
VKOdnoklassnikiFacebookGoogle+Twitter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − 7 =