Новости

Дом датского дизайнера времен второй мировой выглядит современно и сейчас! Заглянем?

Приступая к строительству собственного дома, датский архитектор Финн Юль (Finn Juhl) поставил перед собой две задачи. Первая — создать пространство, в котором спроектированная им мебель играла бы не подчиненную, а вполне самостоятельную роль. Вторая —  это пространство должно вдохновлять не только его, но и гостей дома — известных художников, архитекторов, скульпторов, кинематографистов, писателей, входящих в творческую элиту предвоенной Дании.

Зачастую большинство датских архитекторов сами проектировали мебель для своих домов. Финн Юль был в числе таких. И если архитектуру он изучал в Королевской академии у Вильгельма Лауритцена (Wilhelm Lauritzen), то дизайн мебели освоил самостоятельно. Юль не следовал существующим традициям, а напротив, создавал абсолютно новые тенденции. Тенденции, чуть позже легшие в основу понятия «датский модерн».

«Удобный для человека стул сам должен быть человеком». Это не только самая известная цитата Юля, это его профессиональное кредо. В своей коллекции дизайнер опирался не на сухое проектирование, а на личное интуитивно-живое виденье образа будущего предмета. Может быть поэтому его мебель так не вписывалась в интерьеры 30-40-х годов прошлого века, где господствовал жесткий аскетизм архитектуры, а самой мебели отводилась второстепенная роль. Это и стало той причиной, по которой Юль приступил к строительству своего дома. Здесь все условия диктовал он сам. От проекта — до мебели, от коврика с этническим рисунком — до подсвечника на столике рядом с камином. Он поменял местами привычный порядок вещей, построив  дом для мебели, а не наоборот. Дом для уже существующих и запущенных в тираж авторских  коллекций.

Слева от камина стоит диван «Поэта», созданный в 1941 году. Над ним — портрет Ханны Хансен (Hannah Wilhelm Hansen), второй жены Финна Юля. Его нарисовал известный датский модернист Вильгельм Лундстром (Vilhelm Lundstrom). Диван, созданный Юлем для себя, появился в кадрах романтического фильма «Поэт и его жена» и стал классикой скандинавского дизайна.

Пространство дома вдохновляет. Живопись, графика, скульптура, текстиль, этническая керамика, все, что Юль привозил из своих путешествий по миру, становилось источником для его дизайнерских идей. Он бесконечно менял интерьер, переставляя мебель и двигая предметы в поиске новых ракурсов.

«Этот гибкий, органический и эволюционный подход к дизайну интерьера был центральным для модернистской философии Юля», — говорит Сара Крогсгор (Sara Krogsgaard), гид по дому-музею Юля.

Спроектированные в 1945 году знаменитые кресла «45» — классический образец «датского модерна».

Справа от камина еще один известный предмет мебели дизайнера — «Кресло вождя» (Chieftain Chair). Его название связано с легендой: на выставке, где кресло было представлено впервые, король Дании Фредерик IX, открывавший экспозицию, решил лично проверить удобство экспоната и сел в него, воспользовавшись служебным положением. Журналисты наперебой стали предлагать назвать его «Креслом короля», на что Юль сдержанно ответил: «Скорее, это кресло вождя». Идеей, вдохновившей его на создание культового дизайнерского предмета, стало изучение этнического оружия и предметов быта африканских племен.

Эксперименты с формой, отсылающие зрителя к абстрактному искусству, не всегда воспринимались публикой благосклонно. Так, знаковые бионические кресла «Pelican» (1940), созданные им в период увлечения современной скульптурой, получили от критиков прозвище «Усталый морж». О бионике (науке, применяющей в предметном дизайне принципы организации и работы живых систем) в то время никто не слышал, и здесь Юль был пионером. Яркий, эмоциональный дизайн совершенно не вписывался в общепринятые рамки и уходил в сторону, противоположную от догм функциональности. Именно здесь началось зарождение целого направления в скандинавском предметном дизайне.

«Спустя более 75 лет после постройки дом датского модерниста XX века вдохновляет людей переосмыслить потенциал своих собственных жилых помещений века нанешнего и открыть для себя ценность продуманного дизайна интерьера», — говорит Сара Крогсгор. Она же цитирует слова, которые произносят посетители этого дома: «Ого, я мечтал бы жить здесь!», или: «Я хотел бы испытывать те же ощущения у себя в доме».

Фото: Хенрик Серенсен

Поделитесь этим:
VKOdnoklassnikiFacebookTwitter

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *