Новости

Блеск, нищета и интерьеры крепостного театра

Наиболее самобытным учреждением в истории русского искусства является помещичий крепостной театр, существовавший с середины XVIII  до середины XIX веков, пишет историк Николай Евреинов в книге «История русского театра».

Автор статьи: Ольга Храбрых


Федор Достоевский считал, что именно в крепостных театрах зародилось начало драматического искусства. Об этом он писал в своем знаменитом произведении «Записки из мертвого дома». Да и многие знаменитые актеры того времени вышли из крепостных.

Например, наш великий Михаил Семенович Щепкин являлся крепостным графа Волькенштейна… Но обо всем по-порядку.

В 1744 году в придворном театре давали «Балет цветов» по случаю обручения наследника престола Петра Федоровича с Ангальт-Цербтской принцессой, будущей Екатериной Великой. В этом действе в качестве цветов впервые принимали участие актрисы-женщины. Тогда такие постановки были модными при дворе.

У истоков домашних театров

В подобных представлениях дворяне видели не только элемент просвещения, но и возможность показать у себя дома роскошную обстановку.  Отсюда берет начало (середина XVIII века) традиция устраивать у себя дома любительские спектакли и создавать «домашние театры». А артистов взращивали из своих же дворовых — наиболее талантливых крепостных, которых обычно отправляли учиться за границу. И к началу XIX века не осталось практически ни одного богатого помещичьего дома, где бы ни возвышались театральные подмостки. Интерьеры таких театров обычно поражали своей роскошью.

Знаменитый вельможа екатерининского времени С. П. Ягужинский при организации своих постановок старался ни в чем не уступать представителям царской власти. Его актеры отличались талантом и образованностью. Чего только стоил крепостной Матинский, который одновременно был актером, ученым и композитором. Так, известна его опера «Санкт-Петербургский Гостиный двор» и книги по геометрии,  которые внесли немалый вклад в развитие культуры того времени. И в истории крепостной России это не единичный случай.

История любви графа Шереметева и Параши Жемчуговой            

При театре графа Шереметева, считавшимся рассадником талантов конца  XVIII века, крепостным переводчиком и поэтом служил Василий Вроблевский, перу которого принадлежат переводы с французских комедий и опер («Две сестры, или Хорошая приятельница», опера «Живописец, влюбленный в свою модель»).

У графа Петра Борисовича Шереметева было три театра: в Москве и подмосковных имениях — Кусково и Останкино. По величине Кусковский театр не уступал Малому театру. Но по интерьеру, изяществу отделки и роскоши даже превосходил его. Построен театр был по проекту архитектора Вали, а внутреннее оформление создавалось по рисункам знаменитого Гонзаго.

Французский посол граф Сегюр, побывав в 1787 году на спектакле Петра Шереметева, вспоминал: «На прекрасном театре представляли большую оперу; не зная русского, я мог только судить о музыке и о балете; первая изумила меня приятною гармонией, последний — изящным богатством одежд, красотою, искусством танцовщиц и легкостью мужчин. Более всего казалось мне непостижимым, что стихотворец и музыкант, написавшие оперу, архитектор, построивший театр, живописец, украсивший оный, актеры и актрисы, танцоры и танцовщицы в балете, музыканты, составлявшие оркестр, — все это принадлежало графу Шереметеву. А он заботился об их обучении и воспитании». На спектакли Кусковского театра стекалась вся Москва.

Труппа Шереметевского театра доходила до 230 человек, сюда входили костюмеры (портные) и парикмахеры. Штат театра составляли и театральные педагоги (знаменитый актер Дмитревский, танцмейстер Соломони, Козелли, Шущерин и Сандунов). Недалеко от здания храма искусства были созданы специальные помещения для музыкантов и певчих, такие же условия создавались и для крепостных актеров и актрис.  К одной такой актрисе, дочери крепостного кузнеца Ивана Ковалева Параше Жемчуговой (это ее псевдоним) воспылал страстью граф Николай Петрович. Годы расцвета ее таланта приходятся на годы расцвета театра (1790 год). Она обладала необыкновенным голосом и красотой. Граф был пленен юной красавицей, ум, внешность и талант которой выделял ее из многочисленного числа фавориток графа. Он влюбился по-настоящему первый раз, окружил ее заботой и лучшими учителями, как русскими, так и иностранными.


Читать статьи на похожие темы:


И 1 августа 1790 года зажглась необыкновенная звезда, которой  восхищались император Павел I, австрийский император Иосиф II, король Станислав Понятовский, эрцгерцог Карл и многие другие высокопоставленные особы. Для Параши Жемчуговой были созданы самые лучшие условия, она играла в великолепных декорациях. Особой гордостью театра Шереметевых являлась и уникальная сцена, которая была оборудована с помощью уникальных технологии театральной инженерии того периода.

Император Павел I признавал Прасковью Ивановну не только как актрису, но и как хозяйку дома графа Шереметева. А сам граф в письме к сыну писал: «Я питал к ней самые нежные и страстные чувства. Долгое время наблюдал свойства и качества ее, и нашел украшенный добродетелью разум, искренность, человеколюбие, постоянство, верность, нашел в ней привязанность ко святой вере и усерднейшее богопочитание. Сии качества пленили меня больше, нежели красота ее, ибо они сильнее всех прелестей и чрезвычайно редки».

9k=

В ноябре 1800 года с благословения московского митрополита Платона граф вступил в законный брак с Прасковьей Ивановной. А 3 февраля 1803 г.  у него уже родился сын Димитрий. Здоровье у возлюбленной графа было слабым,  и 23 февраля 1803 года она умерла. Ненадолго граф пережил свою обожаемую супругу, 2 января 1809 года не стало и его.

Эта история является исключением из правил, обычно хозяева крепостных актрис заставляли их превращаться из жриц Мельпомены в жриц Афродиты.

По сюжету повести «Сорока-воровка» Александра Ивановича Герцена, опубликованной во 2-м номере журнала 1848 года с посвящением Михаилу Щепкину, граф Каменский влюбляется в свою крепостную актрису. Эту историю Герцену поведал сам Щепкин. В одноименном фильме крепостную актрису проникновенно сыграла Зинаида Кириенко.

Возможно, подобная история могла приключиться и в другом домашнем театре. Мы этого не знаем. В 19 веке театры росли как грибы после дождя.

Театр на Выксе, театр Юсупова и другие театры

Еще одним из самых роскошных театров того периода стал театр на Выксе, организованный Иваном Шепелевым. По своим размерам он едва уступал Мариинскому театру в Санкт-Петербурге. Внутри этого помещения было все, как в обычном храме Мельпомены: партер, первые ряды лож, бельэтаж, бенуар. Парадная ложа была отделана красным бархатом, зеркалами и золотом. Кроме того, в театре имелось просторное фойе.

Капельмейстер Николай Афанасьев писал о театре Ивана Шепелева как о помещении с превосходной обстановкой и безукоризненной механической частью. Кстати, помещение театра освещалось газом в то время, как обычно в ход шли масляные лампы.

Довольно интересным домашним театром был театр при дворце Юсупова, спроектированный известным архитектором Пьетро Гонзаго.

Особый восторг у публики вызывал открывающийся занавес, а сцена вообще могла достигать огромных размеров.

Что касается провинциальных театров, то от столичных они отличались своей простотой. Актеры таких театров были неграмотны, тексты заучивать их заставляли палками, о крайнем произволе говорят многочисленные мемуары. Нередко крепостных артистов продавали. И в период с 1896 по 1827 годы особенно много было приобретено крепостных актеров императорскими театрами. У Столыпина была куплена целая труппа, у князя Демидова куплен актер Степан Мочалов, отец знаменитого трагика. Цены за «артистические души» были высокие, т.е. продажа человеческих душ являлась коммерческим делом.

Только после отмены крепостного права Александром II артисты стали вольнонаемными.


Если вам понравилась статья, ставьте лайк! И не забудьте подписаться на наш канал на Дзене!

Поделитесь этим:
VKOdnoklassnikiFacebookTwitter

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *